Футбол завтрашнего дня. Как тренерский цех Европы станет цветным

«Манчестер Сити» всё ближе к очередной смене тренера. Мануэль Пеллегрини фактически уже провёл бестрофейный сезон, и два титула, добытые год назад, не являются для владельцев клуба поводом дать тренеру второй шанс. В списке возможных преемников – он, как обычно, включает в себя всех топ-тренеров, которые свободны/могут освободиться ближайшим летом – выделяется одна очень мощная фигура.

Когда-то лучший опорник АПЛ Патрик Виейра на некоторое время исчез с обложек журналов , но не ушёл из футбола. С 2011-го года, сразу после завершения карьеры, француз начал тренировать молодёжную команду «МанСити» и добился неплохих результатов. В двух последних сезонах юношеской ЛЧ Патрик с юными манкунианцами добирался до четвертьфинала – первая команда о такой стабильности может только мечтать. Не менее важно, что Патрик пользуется уважением основного состава и даже соперников – Арсен Венгер уже назвал его достаточно компетентным для работы в АПЛ…

А давайте отвлечёмся от скучного анализа перспектив Виейра. Чем он отличается от всех ныне работающих тренеров в высшем английском дивизионе? Быстрее всего на этот вопрос ответит не умеющий читать ребёнок. Он чёрный, а чёрные тренеры появлялись в АПЛ редко и ненадолго. Настолько редко, что в английской федерации задумались о введении «правила Руни» – нормы, которая гарантировала бы темнокожим определённую квоту мест в тренерской профессии.

Идиотские инициативы чиновников мы обсудим в другой раз – сделать мировой тренерский цех более цветным (да, аватаркой к этому тексту вполне можно было поставить передовика Ку-Клукс-Клана) может сам ход времени. «Милан» уже приглашал Кларенса Зеедорфа, а «МанСити», имея возможность позвать почти любого тренера планеты, может сделать ставку на Виейра. Это не ставка на чёрных, нет – это ставка на легенд, знаковых людей для Италии и Англии соответственно. Она несколько наивна, но дать шанс «своему» Зеедорфу для «Милана» так же естественно, как для «Юве» и «Динамо» довериться соответственно Конте и Реброву. Цвет кожи вторичен, заслуги первичны.

Почему число небелых игроков в отдельных лигах может доходить до трети, а процент таких же главных тренеров равен 0? Именно потому, что Зеедорфу и Виейра, Макелеле и Комбуаре нужно было сначала стать для европейских болельщиков своими, повесить бутсы на гвоздь и начать тренерскую карьеру. Тьерри Анри в Match of the Day воспринимается не как «чёрный», а как легенда «Арсенала» – потому программа с его участием собирает лучшие рейтинги в сезоне. И даже оскорбления кого-то вроде Зеедорфа могут исходить скорее от хейтеров «Милана», чем от настоящих расистов.

Две легенды английского футбола — и плевать, что одна из них родилась в парижском пригороде

Это в эпоху интернета кажется, что существующий порядок был всегда. Дадим слово Саймону Куперу, автору великой книги «Футболономика»: «В 1970-х гг. в английском футболе было совсем мало темнокожих игроков. Совместив данные Крика с нашими собственными, мы получили выборку, включающую 39 из тогдашних 92 команд, числившихся в профессиональных футбольных лигах Англии. В сезоне 1973-1974 гг. всего лишь два клуба выставляли на поле игроков с черным цветом кожи. К сезону 1983-1984 гг. еще целых 20 команд из нашей выборки весь сезон обходились без единого темнокожего футболиста.

Однако то время, судя по всему, стало поворотной точкой в этом деле. Уже к 1989 г. каждая команда из нашей выборки хоть когда-нибудь, а включала в свой состав хотя бы одного темнокожего игрока. К 1992 г., когда была основана Премьер-лига, лишь пять клубов из выборки в текущем сезоне не выставили на поле ни одного темнокожего. Данный факт предполагает, что около 90% клубов к тому времени уже включали темнокожих в основной состав. Отношение стало меняться, бананы отошли в прошлое».

Первые темнокожие игроки в каждой из лиг встречались публикой враждебно. Когда состав «Челси» в 1982-м году пополнил Пол Кановилл, свои же фанаты встретили его уханьем, оскорблениями и метанием бананов. Многие клубы, вроде «Лацио» и «Зенита», дестилетиями хранили «табу» на приглашение игроков с чёрным цветом кожи. Но спорт тем и прекрасен, что результатом перечёркивает любые предрассудки. Черные игроки в начале 90-ых оказались недооценены, их трансферы помогли достигать результата с меньшими затратами – и даже самые расистски настроенные клубы стали осваивать трансферные потоки из Африки, которые как раз начали крепнуть. Сейчас «Челси» и «Лацио» относятся к самым чёрным клубам своих лиг, и даже «Зенит» уже купил Рондона.

Исторический трансфер, кровный враг "Виража"

Но глупо думать, что расизм исчез. Его стало меньше, но его сохранили более консервативные профессии – такие, как комментатор, чиновник, владелец клуба. Рон Аткинсон называл Марселя Десайи «чертовым ленивым жирным ниггером» не в XIX веке и даже не при Ку-Клукс-Клане, а в 2004-м году; президент «Кристал Пэлас» в 1991-м всерьёз утверждал, что чёрные не в состоянии на должном уровне читать игру; а Лютер Блиссетт, один из лучших игроков в истории «Уотфорда», в качестве соискателя должности тренера направил резюме в 22 разных места, но ни разу не был приглашён даже на собеседование.

«Уверен, что нынешняя ситуация с темнокожими тренерами точь-в-точь повторяет ту, которая сложилась в 1970-х гг. с темнокожими игроками»

Джон Барнс, легендарный игрок «Ливерпуля»

Тренер большого футбольного клуба – не просто человек, который проводит тренировки. Он еще и представительская фигура, которая говорит о заслугах, амбициях, статусе. Когда в «Пари Сен-Жермен» только пришли парижские шейхи, Антуан Комбуаре отлично справлялся с поставленными задачами. Его размен на Карло Анчелотти представлял собой чистой воды отказ от «тренера-простолюдина» ради «тренера с родословной». И конечно, родившиеся в ОАЭ владельцы не считают белых лучше чёрных – но в клуб с тренером Комбуаре не так охотно идут, его меньше обсуждают.

Чтобы положить конец предрассудку, который живёт в головах миллионов, нужны великие люди. В мировом масштабе ради этого жертвовали собой и своим здоровьем Линкольн и Ганди, Кинг и Мандела. В футболе, разумеется, масштаб многократно меньше, но для победы над стереотипом нужны лучшие из лучших. Одно дело, когда тренерский путь начинает легенда «Уотфорда» (Блиссетт) или добротный в прошлом защитник, ни разу не вызванный в сборную Франции (Комбуаре). Совсем другое, когда речь идёт о победителе ЛЧ в составе трёх клубов, главных гвардейце и бомбардире в истории сборной Франции или же экс-лучшем опорнике планеты.

Нравится вам это или нет (если нет, то мне вас жаль), но скоро европейский тренерский цех потемнеет. Завершение карьеры Эдмара не за горами, почему бы ему не начать тренерскую карьеру у нас? Как минимум Харькове будут очень рады его принять… Та же тенденция, но в стократ большем масштабе (в Украине всё же обосновываются футболисты других наций, но не рас) происходит во всём мире. Клод Макелеле был не менее великим игроком, чем Зидан – и возможностей состояться как тренер он получит не меньше.

P.S. Всё-таки стоит немного сказать об идеях вроде той, чтобы насильственно определять в тренеры темнокожих, дисквалифицировать за расистские оскорбления исключительно белых и т.д.

«Я назвал Анри чёрным, потому что он чёрный!»

Луис Арагонес, рекордсмен Примеры по числу проведённых матчей

«Борьба» с расизмом во всех сферах больше играет на руку расистам, чем людям негроидной или монголоидной расы. Для любого homo sapiens нормально различать себе подобных и использовать смысловые якоря для запоминания. В Патагонии живут необычайно высокие люди, в экваториальных лесах Африки – очень низкие, а у жителей Крайнего Севера очень маленький разрез глаз. Находить отличия нормально, так же как нормально с недоверием относиться к чужакам. В Зимбабве тоже ведь не жалуют белых, даже запрещают им занимать руководящие посты.

Когда за слово «чёрный» на испанском игрок получает дисквалификацию на восемь матчей, это только умножает ненависть ко всем темнокожим Анлии. Ладно ненависть игрока – Суарес миллионы получает в том числе и за обязанность мириться с местными нравами – но это сеет межрасовую вражду между миллионами болельщиков. Главными и безжалостными врагами расизма всегда будут время и возможность себя проявить. Людей в принципе судят по делам, и польза игрока вместе с его добрыми делами оставляет на втором плане не только расу, но и национальность, вероисповедание, разрез глаз. Миклухо-Маклай нашёл общий язык с туземцами, а мудрый Луис Арагонес сделал чёрного ключевым игроком сборной.

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Обсуждение закрыто.